ЗА ЛЮБОВЬЮ К ВОЖДЮ – НЕНАВИСТЬ К СВОЕМУ НАРОДУ. Неосталинизм КПРФ как угроза духовному здоровью российской нации

Рубрика: "О ПРИЧИНАХ ПОПУЛЯРНОСТИ СТАЛИНА В ПОСТКОММУНИСТИЧЕСКОЙ РОССИИ", автор: Александр Ципко, 29-10-2016

Статья опубликована в «Независимой газете» 02.11.2010.

Публикуемое на страницах «НГ» письмо депутатов КПРФ с просьбой к президенту «защитить имя» Сталина – это только эпизод из растянувшейся на десятилетия кампании по оправданию преступлений сталинского режима. Нынешняя КПРФ делает все возможное и невозможное, чтобы вытравить из сознания россиян чувство сострадания к жертвам сталинизма, чтобы доказать, что жизнь человеческая ничего не стоит, что можно и нужно убивать людей во имя «великой цели».
Я не собираюсь спорить с депутатами КПРФ по поводу фактов: ни по поводу количества людей, убиенных, репрессированных Сталиным, ни по поводу количества ошибок Сталина, нанесших урон боеспособности Красной армии накануне войны с фашистской Германией. Допустим, Сталин репрессировал в 1937 – 1938 годы всего 850 тысяч людей, а не 1,5 миллиона, как утверждали некоторые историки во время перестройки. Но разве 850 тысяч замученных людей – это мало для того, чтобы навсегда проклясть организатора и вдохновителя этого апокалипсического издевательства над своим народом. В любой другой нормальной европейской стране руководителям не простят и двадцати случаев использования власти для сведения счетов со своими бывшими противниками. А наш народ – особый. Многие все простили Сталину. Далее. Разве могут какие-то фальшивки, даже если их кто-то и вбрасывал в архив Сталина, как утверждает Виктор Илюхин, повлиять на тот несомненный, страшный факт, что царская Россия в 1914 году и в моральном и в военном отношении была лучше подготовлена к войне с кайзеровской Германией, чем советская Россия в 1941 году к войне с гитлеровской Германией. Можно ли что-то прибавить к тому страшному урону, который нанес Сталин боеготовности Красной армии, уничтожив лучшую часть ее командного состава в ходе репрессий 1937 – 1938 годов. Разве не известно идеологам КПРФ, что Гитлер делал ставку и на негативные настроения среди крестьянства, и прежде всего на Украине, вызванные насильственной коллективизацией и голодомором 1932 – 1933 годов? Разве Сталину не было ясно, что его репрессии на территориях, отошедших к СССР по пакту Риббентропа – Молотова, репрессии по отношению к элите стран Прибалтики и Западной Украины, посеют ненависть среди населения к советской власти, создадут «пятую колонну», которая будет стрелять или в спину, или в грудь красноармейцев. Только Сталин, потеряв чувство реальности, загипнотизировав себя идеологическими мифами, мог верить, что будущая война с капиталистическим миром будет обязательно наступательной, будет вестись на территории противника. Чудовищное сумасшествие!
Спор со сталинистами о фактах, о цифрах, о количестве людей, репрессированных, убиенных Сталиным, не имеет смысла, ибо для этих людей жизнь ничего не стоит. Будем откровенны, не может нормальный человек с развитым моральным чувством, тем более религиозный человек, славить и восхищаться Сталиным. Поэтому для меня куда более важно понять, откуда берутся в современной России люди, которые или не имеют от природы стыда и совести, или которые в состоянии сознательно, во имя каких-то страстей заморозить свою собственную душу.
Скажу сразу, и это важно для понимания моей позиции в споре со сталинистами. В отличие от шестидесятников, продолжающих и по сей день славить «светлые идеалы Октября, оскверненные тираном Сталиным», я отличаю преступления русского коммунизма в целом, обусловленные природной большевистской системы, созданной Лениным, обусловленные попыткой путем насилия воплотить в жизнь утопию, от преступлений Сталина, вытекающих из его пороков как личности, из его природной жестокости, садистских наклонностей, из его страсти наслаждаться муками, страданиями ни в чем неповинных людей. Другое дело, что совсем не случайно Ленин все-таки оставил Сталину наследство и дело Октября. Надо понимать и видеть, что многие, очень многие преступления советской системы вытекали из личных пороков Сталина. Кстати, поэтому они и прекратились после его смерти. Голодомор 1932 – 1933 годов, сознательное изъятие хлеба у умирающих от недоедания крестьян и их детей, голодомор, ставший самой позорной страницей в истории России, когда родители пожирали своих детей, был обусловлен только жестокостью этого человека. В 1932 году в Рейхстаге еще не было Гитлера с его захватническими планами. В конце концов убивать 6 миллионов людей во имя трех – четырех тысяч станков нет никакого смысла. Через год, когда будет урожай, эти 6 миллионов создадут богатства, на которые можно купить в три раза больше станков. Только человек с больной душой, с откровенными садистскими наклонностями мог приговаривать к смерти ни в чем неповинных детей своих реальных или воображаемых политических противников. Сталин убил сына Троцкого, не занимавшегося политикой и не пожелавшего по своей наивности эмигрировать вместе с отцом и матерью в 1927 году. Сталин убил сына Максима Горького, сына Андрея Платонова, убил ни в чем не повинных детей руководителей стран Прибалтики, присоединенных к СССР в 1940 году, и т.д. Сталин любил приглашать на свои банкеты старых коммунистов, уже приговоренных им к смерти, к примеру, лидера Абхазии Лакобу. Есть тысячи, десятки тысяч свидетельств, доказывающих, что множество преступлений эпохи Сталина вытекало просто из его порочной, сатанинской натуры. Неужели руководство КПРФ не понимает, что их попытки героизации этого садиста, несмотря на его несомненные заслуги в организации победы 9 мая, наносят моральный урон их партии, их авторитету. Повторяю: не могут нормальные люди с нормальной душой не чувствовать отторжения от этой садистской, античеловеческой личности.
Надо понимать, что репрессии 1937 – 1938 годов были вызваны не только стремлением полностью обезопасить свою личную власть, расправиться с остатками «бывших», но и стремлением через уничтожение остатков ленинской гвардии, все-таки более образованной, чем Сталин, через уничтожение остатков дореволюционной российской интеллигенции в целом, путем уничтожения наиболее самостоятельной в духовном отношении советской элиты понизить интеллектуальный, умственный уровень советской России до своего уровня «великой посредственности Октября», как сказал когда-то Николай Бухарин. Во многом эти репрессии 1937 – 1938 годов были вызваны стремлением Сталина довести умственную планку СССР, умственные запросы подавляющей части населения до примитивного уровня «Краткого курса ВКП (б)». Все вожди большевизма были недоучками или маргиналами на фоне высот дореволюционной общественной мысли. Но все же, к примеру, и Владимир Ленин и Лев Троцкий, при всем своем увлечении «палачеством», красным террором, сохраняли в себе что-то интеллигентское. Наверное, по этой причине они не расстреляли всех выдающихся представителей дореволюционной гуманитарной науки, не расстреляли Бердяева, Франка, Ильина, а сохранили им жизнь и отправили их пароходом в Германию. А Сталин, напротив, использовал репрессии 1937 – 1938 годов, чтобы расправиться с последними представителями выдающейся российской общественной мысли, чтобы убить Кондратьева, Устрялова, Чаянова, Вавилова, всех тех, кто напоминал ему об уме, профессионализме и достоинстве российской нации.
Хотя для всех этих депутатов КПРФ, сталинистов все эти страшные факты – как стрельба горохом по стене. Недавно на одной из телевизионных передач я простоял лицом к лицу более часа с подобным сталинистом, депутатом от КПРФ нового поколения. Молодой, сорокалетний мужчина, годящийся мне в сыновья, но до чего у него были агрессивные, злые глаза, прямолинейное мышление и одновременно какая-то растерянность от своей внутренней слабости. И жалко, и одновременно, честно говоря, страшно: что будет с нами, если власть в стране перейдет в руки тех, кто борется «за имя и честь» Иосифа Виссарионовича. Страшно, ибо на самом деле беспредел нашего нового русского капитализма создает социальную базу для победы этих агрессивных людей. Кстати, от этих сталинистов-маргиналов, просто неподготовленных в гуманитарном отношении людей, не обладающих исторической памятью, нельзя требовать какого-либо аналитического отношения к личности Сталина.
Зачем я вспомнил обо всем этом личностном пристрастии Сталина к палачеству, о его болезненной мстительности, о его запредельной жестокости? Многие говорят, что на самом деле Сталин в своем палачестве превосходил Гитлера, ибо он, Сталин, в отличие от фюрера, убивал не «чужих», а прежде всего «своих». Но ведь главная тайна Сталина, которую и сталинисты и антисталинисты не могут понять, что для него, Сталина, все народы, включая и его собственный грузинский, были «чужими», что он использовал миллионы человеческих жизней, доставшихся ему в наследство от Ленина, миллионы бесправных рабов нового типа, для удовлетворения своего чудовищного властолюбия, честолюбия, одновременно – для удовлетворения своих самых низменных страстей. Сталин очень часто прибегал к репрессиям, чтобы оправдать свое изначальное неверие в добро, неверие в человека, для того, чтобы еще раз показать, что на самом деле все народы, все люди ничего не стоят, что все, и культуру в том числе, можно превратить в ничто, в пыль. Согласен с теми, кто полагает, что и марксистская утопия коммунизма носила для Сталина инструментальный характер, ибо только идея диктатуры пролетариата, классовой борьбы позволяла, оправдывала невиданную в истории человечества власть руководителя государства над своими подданными. Пора увидеть и признать, что ХХ век оказался для россиян катастрофой не только потому, что они оказались материалом, который сжигался в топке паровоза, ведущего страну в коммунию, но и потому, что в роли кочегара на этом паровозе оказался Сталин, оказался человек, получающий удовольствие не только от скорости продвижения по пути социалистического строительства, но и от высоты пламени, пожирающего человеческие жизни. Подумайте! Только во время строительства Норильского комбината было загублено ровно полмиллиона людей.
Многие у нас не знают, что за сталинский неотроцкизм, за его бредовую идею построить социализм в Польше, Венгрии, Чехословакии и т.д., мы заплатили тоже многими жизнями. В конце 40-х многие недоедали, голодали, а в это время эшелоны с зерном отправлялись, к примеру, в не очень страдающую Чехословакию. В это время сотни тысяч колхозниц попали за решетку на 8 лет только из-за того, что решились принести своим голодающим детям пригоршню зерна с колхозного поля. Посчитайте, сколько детей умерло в конце 40-х от введенных Сталиным в 1949 году чудовищного налога на частный рогатый скот, от того, что часто больные дети оставались без коровьего молока. Из-за этого чудовищного и глупого налога был практически истреблен рогатый скот на частных подворьях. Кстати, я сам, чахоточный ребенок, погиб бы, если бы не наш сосед, отец космонавта Добровольского, не одолжил бы моему деду, как я точно помню, 2 тысячи рублей для оплаты налога Буренку, которая своим молоком спасла мне жизнь. Кстати, еще раз о мудрости Сталина. На самом деле он был абсолютно лишен экономического мышления, он не понимал элементарного, что его новое, голодное крепостничество, когда, как говорил Хрущев на мартовском Пленуме КПСС 1954 года, «за трудодни платят «галочками», подрывает окончательно производительные силы деревни.
Вывод из всего сказанного напрашивается самый серьезный. Признавая существенную роль КПРФ в сохранении демократии в посткоммунистической России, нельзя не видеть, что ее назойливый, агрессивный неосталинизм наносит существенный урон не только моральному, но и умственному здоровью современной российской нации. Депутаты от КПРФ, ее лидеры используют свободу слова для защиты откровенных преступлений Сталина и его режима, для дискредитации христианских и гуманистических ценностей, для отрыва России от современной человеческой цивилизации. Неосталинизм КПРФ ведет одновременно и к подрыву основ патриотического сознания и патриотических чувств. На самом деле, что очень легко доказать, что за неосталинизмом стоит одновременно и ненависть к своему народу. Не могут эти «патриоты от КПРФ» не знать, не понимать, о чем писали наши литераторы-деревенщики еще в 60-е – 70-е, что сталинская насильственная коллективизация разрушила основы русского православного быта, убила крепкого мужика, крестьянина-работника, т.е. соль, остов русской нации. Эти горе-патриоты не хотят понять, что проведенное Сталиным насильственное понижение интеллектуального уровня нации, понижение до уровня передовиц «правды», на многие десятилетия подорвало конкурентоспособность, а тем самым и жизнеспособность российского народа. Нынешняя деградирующая русская деревня, массовые самоубийства беспробудно пьющих деревенских мужиков – это же реальное, прямое наследство сталинских методов ускоренного строительства социализма. И самое поразительное: неужели сталинисты-депутаты от КПРФ, особенно те, кто ходят в храм и называют себя православными, забыли, что именно по приказу Сталина были снесены основные национальные святыни, был взорван Чудов монастырь в Кремле, храм Христа Спасителя, снесены с лица земли сотни православных храмов. Есть что-то лицемерное, чудовищное в патриотизме неосталинистов.
И это какой-то парадокс истории, напоминание о серьезных угрозах существованию современной России. Если КПСС, начиная с Хрущева, начиная с его доклада о культе личности Сталина, делала все возможное в рамках советского строя и официальной марксистско-ленинской идеологии для очеловечивания людей, для воспитания отвращения к репрессиям Сталина, то нынешняя КПРФ, напротив, с каждым годом все больше укрепляется в своем идейном человеконенавистничестве. Но, на самом деле, КПРФ имеет мало общего с КПСС последних почти сорока лет. КПСС, начиная с ХХ съезда, активно переходила от классовой морали, от идеологии насилия к общечеловеческим ценностям, восстанавливая в сознании людей христианскую заповедь «Не убий». А сегодня, спустя 20 лет после распада СССР, КПРФ настойчиво пропагандирует идеологию жертв, идеологию насильственной смерти. Вся эта возня по поводу имени и чести Сталина ничего не прибавляет к великой Победе советского народа в войне с фашистской Германией, но подрывает и без того слабо укорененную в нашем сознании ценность человеческой жизни. У нас и без активности КПРФ, по сравнению с другими народами, к примеру, немцами и поляками, слабо развита память о павших, о невинных жертвах политических репрессий. Поляки начертали на стелах Катыни все имена погребенных здесь соотечественников. А у нас до сих пор миллионы советских солдат, отдавших жизнь во имя Победы 9 мая, лежат в сырой земле неопознанными и не погребенными. Меня пугает, что сегодня оправдание, доказательство исторической необходимости и целесообразности репрессий Сталина становится трамплином не только для карьеры в рядах КПРФ, но и на научном поприще. Такие у нас времена. В советское время, начиная с конца 50-х, неосталинист был обречен на участь маргинала, которому уважающий себя интеллигент руки не подавал. А сейчас неосталинизм, оправдание сталинских репрессий становится поприщем для самогероизации.
И здесь встает самый трудный, но давно назревший вопрос: не угрожают ли основам нашей духовной безопасности все более участившиеся попытки открыто и гласно оправдать репрессии Сталина? Защита гитлеровских преступлений против человечества, к примеру, попытки отрицать Холокост, караются законом на Западе. А у нас подобного же рода преступления, к примеру, уничтожение узников концлагерей через голод, непосильный труд, трактуются даже в официальных учебниках истории России первой половины ХХ века просто как неизбежные жертвы на пути индустриализации страны. Все-таки настало время на государственном, законодательном уровне осудить доказанные преступления Сталина против советского народа. И на основе закона преследовать людей, пытающихся пропагандировать человеконенавистничество. Разве героизация сталинских преступлений и сталинских репрессий наносит меньший урон стране, чем преследуемая сейчас в стране по закону ксенофобия, разжигание национальной розни?

Comments are closed.