Россия сегодня больна душой

Рубрика: "КРИТИКА НЕОБОЛЬШЕВИЗМА И НАЦИОНАЛЬНОГО НИГИЛИЗМА ЛИБЕРАЛЬНЫХ ДЕМОКРАТОВ", автор: Александр Ципко, 17-01-2010

Самым запоминающимся в том, что произошло в эти дни в Москве, были не танки, бьющие в упор по Белому дому. Самым запоминающимся было откровенное, нарочитое равнодушие подавляющего большинства русских к участи тех, кто решился защищать Белый дом, впрочем, и к тем, кого послали его брать.

В массе российское население стремилось показать, что все, что происходит на улицах Москвы, его не касается. И люди были искренними, они были одинаково безучастны. Даже если бы на улицах Москвы и в Белом доме погибло в десять раз больше людей, они бы все равно не содрогнулись. Все равно бы утверждали, что они не понимают, кто прав, кто виноват, – Ельцин или Хасбулатов. Русских было не жаль не только нынешнему правительству, не только лидерам Белого дома, утратившим контроль над своими страстями и жаждущим победы любой ценой, но и самим русским. Всем русским не было жалко себя. Они шли умирать по приказу Руцкого и Макашова. Они были готовы идти и умереть по зову Гайдара, умереть, как зеваки, утратившие инстинкт самосохранения.

В массе российскому населению не было дано понимания того, что трагедия защитников Белого дома – это трагедия верности клятве, верности присяге, что там остались из депутатов только те, кто думал о своем достоинстве, кто думал о будущем России. Люди в массе отвернулись от тех, кто имел право хотя бы на уважение, хотя бы на сострадание.

Мир ужаснулся не столько тому, что русские опять с неистовством начали убивать русских, сколько их вызывающему равнодушию к гибели соотечественников.

Ни одно из известных объяснений равнодушия человека к гибели другого человека в данной ситуации ничего не проясняет. Можно быть равнодушным к гибели ненавистного человека, которого душа твоя отвергла. Но, честно говоря, в момент штурма Белого дома в нем было не так уж много тех, кто вызывал у команды Ельцина ненависть, кто сам провоцировал ненависть и гражданскую войну. Не было тех, кто красовался в красных, фашистских повязках на экранах телевизоров, кто дышал ленинской ненавистью к русскому капитализму (баркашовцы ушли за несколько часов до штурма). Как-то так получилось, что красно-коричневый путч обошелся без Жириновского и Васильева, которыми так стращало европейского обывателя наше телевидение.

Можно быть равнодушным к гибели тех, кого карает Бог за грехи тяжкие. И народных депутатов РСФСР было за что карать судом Божьим. Никто в истории России не сделал так много для ее самоистребления, как они. Эти люди сами уготовили свою судьбу, сделали все возможное, чтобы их разогнали, чтобы всех их скопом окрестили «красно-коричневыми». Не могут вызвать доброго чувства люди, которые сами добровольно превратили день самоуничтожения России – 12 июня – в национальный праздник. От кого русские депутаты искали независимости? От депутатов СССР? Не могут вызвать добрые чувства люди, которые, как неразумный карась, проглотили вместе с наживкой суверенитета крючок гибели собственной страны. Которые сами сознательно подталкивали все славянские республики, народы Средней Азии к выходу из СССР. Список грехов народных депутатов РСФСР и их лидеров огромен. Они сами привели к власти партию уничтожения России. Они сами лишили десятки миллионов русских права быть хозяевами на своей земле. Они рукоплескали разгону съезда народных депутатов СССР, они за редкими исключениями, поддержали беловежское соглашение. Совсем недавно своими авантюристическими решениями по Севастополю они спровоцировали волну националистической истерии на Украине.

Но жажда возмездия имеет какое-либо оправдание только тогда, когда она ведет к искуплению, к справедливости. Можно понять возмездие тогда, когда Бог карает не только за глупость и инфантильность души, но одновременно за подлость, когда карает виновного. Но в той трагедии, что разыгралась на наших глазах, ничего справедливого, по-моему, не было.

Нельзя считать возмездием Божьим то, что является насилием циничных политиков, рвущихся к самовластию, диктатуре. Разгоняют сейчас советы те, кто еще два года назад говорил большевистское: «Вся власть Советам!» Сегодня называют коммунистов фашистами те, кто пришел к власти на волне коммунистического популизма. Сегодня оправдывают грабеж и социальные контрасты те, кто призывал к борьбе с привилегиями, к коммунистическому равенству. Сегодня возглавляют борьбу с коммунистами и коммунизмом те, кто еще несколько лет назад оправдывал красный террор, цинично оправдывал насилие большевизма. Видит Бог, никогда, даже в страшные сталинские времена, не врали, думается, так изощренно, как врут сегодня идеологи очередного октябрьского переворота. Цинизм беспредельный. Сначала искали поддержки людей, пообещав им рай на земле, реформы без снижения уровня жизни. Затем их ограбили, лишив даже советской нищеты.

Никто из тех, кто жаждал уничтожения коммунизма во имя свободы и возрождения поруганной большевиками России, не отдавал себе отчета о подлинном духовном состоянии подавляющего большинства населения. Никто, в том числе и я, не хотел видеть и знать правду. В массе российское население, за исключением незначительной части интеллигенции, не было готово ни к демократии, ни к народовластию. Более того, подавляющее большинство не хотело никакой демократии. Оно готово и сейчас на все, «лишь бы не было войны и жизнь была хорошая». В этом страшно признаться каждому гуманитарию. Но это правда. Сейчас это стало более чем очевидным. Людей в массе раздражала политическая полемика, само существование оппозиции, они нуждались только в крепком хозяине. Эти люди в подавляющем большинстве все эти годы не понимали и не понимают, что происходило и происходит в этой стране. Они, как и их депутаты, не понимают, к каким катастрофическим последствиям ведет борьба за «российский суверенитет». Если бы было жалко СССР – своей страны, – то тем более не было жалко Белого дома.

Они не поняли, что после того, что произошло в Москве 3 – 4 октября, русских уже не за что уважать. Их легко обмануть, спустить как собак друг на друга. После всего, что произошло, от нас могут надолго отвернуться уважающие себя народы.

Наше население все эти годы вело себя как недоразвитый ребенок. Оно ничего не видело, ничего не понимало – ни противостояния идей, ни противостояния путей и вариантов развития России. Оно видело только борьбу Горбачева и Ельцина, а затем Ельцина и Хасбулатова. Наша российская персонификация политики сама по себе является проявлением величайшей инфантильности.

Россия сегодня больна душой, поэтому мы и сорвались снова в состояние гражданской войны, не можем договориться. Люди в массе не видят различия между добром и злом, истиной и ложью, они готовы поверить всему, что говорится с экранов телевизоров.

Из коммунистической истории мы вышли с покалеченной душой. Нет интеллигенции, сочувствующей тем, кого называют «толпой». Есть только советская интеллигенция, научившаяся из марксистских книжек оправдывать насилие и революционную законность.

И самое удручающее. В эти роковые годы Россия не смогла выдвинуть ни одного подлинного национального лидера, черпающего свои силы и убеждения в истории страны, чувствующего ее глубинные интересы. Солженицын ушел от ответственности за судьбы России. Других на эту роль, в сущности, и не было.

Не случайно все лидеры оппозиции выпорхнули из одного и того же рукава ельцинского халата. В роковые октябрьские дни противостояли друг другу лидеры с одинаковыми родимыми пятнами все той же политики суверенизации России. Среди них не было ни одного лидера с подлинно духовной мотивацией.

От старой России у нашего человека остался только страх перед хозяином. Достаточно было Президенту, как в свое время Ленину, показать, что он на все пойдет, что его ничто не остановит, – и Россия целиком сломалась. «Против лома нет приема», – говорит сегодня российский человек.

Как мы будем выбираться из очередной русской ямы, честно говоря, трудно представить. На совесть победителей рассчитывать трудно. Страх ответственности может толкнуть на все. Побежденные не в состоянии стать конструктивной политической силой.

Уникальная возможность мирного «врастания» русского коммунизма в демократию была упущена. До тех пор, пока не сойдут с политической сцены те, кто несет прямую ответственность за пролитую кровь, рассчитывать всерьез на национальное примирение сложно. Надо во что бы то ни стало избежать эскалации насилия, надо убеждать все стороны, что насилие в нашей стране и в наших условиях всегда оборачивается уничтожением России. Ибо здесь никто от насилия еще не выигрывал.

Еще более трудно представить, как преодолеть анемию чувств миллионов разуверившихся. Слову и политикам никто, на мой взгляд, не верит. После того, что произошло, еще долго никто всерьез не будет относиться ко всем этим играм в конституцию, выборы, демократическую партию. Русским еще один раз показали, что в нашей стране самым главным аргументом является даже не штык, а колючая проволока.

«Труд», 12 ноября 1993 г.

Comments are closed.