Драма российского выбора

Рубрика: "МОЯ БОРЬБА С ИДЕЕЙ СУВЕРЕНИЗАЦИИ РСФСР", автор: Александр Ципко, 17-01-2010

Поистине российский человек верен себе. Имея, не хранит, потерявши, плачет. Стоило только украинцам, а потом казахам и белорусам всерьез заговорить о своей полной государственной независимости, и лица наших российских суверенщиков как-то сникли.

«А есть ли надежда сохранить Союз» – спрашивают российские избиратели, совсем опечаленные, испугавшись перспективы остаться без привычного своего Крыма, без привычной Одессы, испугавшись перспективы делить свою скудную пайку хлеба с сотнями тысяч российских беженцев.

Всего лишь один день понадобился украинским законодателям, чтобы выучить так полюбившееся Борису Николаевичу слово «юрисдикция» и перевести в свою собственность наследство, оставшееся от умершего Союза. Суверенитет так суверенитет. И в России снова шок, возмущение и даже угрозы. И, конечно же, полное смятение в суверенной России вызвало заявление Кравчука и Назарбаева о том, что и они нуждаются в ядерном зонтике.

Такой прыти от республиканских лидеров в России никто не ожидал. Им казалось само собой разумеющимся: «Что мое, то мое, а что ваше, то тоже должно быть моим».

Тысячи, миллионы российских избирателей, вовлеченные в борьбу за суверенитет РСФСР, мечтающие о своем собственном Президенте, как теперь становится ясно, никогда всерьез не задумывались о ближайших последствиях поддержанной ими политики. Они не понимали, что идея суверенитета РСФСР неизбежно расколет историческое ядро государства, неизбежно подтолкнет и Украину, и Белоруссию, не говоря уже о Казахстане, к отделению от суверенной РСФСР.

Ими руководило желание быстрее наказать Горбачева, ненавистным им коммунистический центр, всячески поддержать Ельцина. А там хоть трава не расти. Многие до сих пор надеются, что можно и суверенитет России приобрести, и какой-то Союз сохранить.

Эта своеобразная политическая невменяемость массового избирателя, увлечение махозистскими лозунгами саморазрушения меня пугает больше всего. Я понимаю и поддерживаю прибалтов, которые начали свою борьбу за суверенитет. Но какая корысть была миллионам русских добиваться независимости от Москвы, разрушать свое государство? Причем учтите, идея суверенитета РСФСР, российской АН, российской компартии вышла из самых глубин российского сознания.

Создается впечатление, что не очень задумывались по последствиях своей политики и идеологи движения за суверенную Россию. Они великолепно сыграли на мазохистских страстях. Но теперь, как мне кажется, победители не очень знают, что им делать со своей суверенной, свободной от центра Россией. Демократы очень долго жили иллюзией, что, овладев в конце концов Москвой, Ленинградом, центром России, им удастся создать свой, на этот раз демократический Союз суверенных республик, что благотворное влияние их демократической политики будет распространяться вплоть до самых окраин.

Хорошо, если бы мы все стали умны хотя бы задним умом. Но ведь и этого не произошло. Несмотря на начавшийся обвал государства. Опять все надеются на чудо, что кто-то придет и найдет спасительное решение. Очень немногие отдают себе отчет, как далеко зашел в последний месяц процесс самораспада государства. Никто не хочет знать правду. Никто не хочет «поступиться принципами».

Наблюдая в последний месяц за действиями Ельцина, я поймал себя на мысли, что и Президент России, судя по всему, не знает, что ему делать со своей победой. Ельцин по инерции продолжает бороться с центром, которого уже нет, продолжает возводить баррикады, защищая себя от мертвого, несуществующего противника.

Не нужна никакая российская гвардия, когда есть российская милиция и армия. Все это песни из другой эпохи, из другой жизни. Теперь уже бессмысленн6о что-то доказывать Горбачеву и обвинять центр в том, что он за четыре года не мог решить проблему Нагорного Карабаха. Теперь надо самому проводить свою собственную политику. Создается впечатление, что Ельцину было бы на душе легче, если бы воскрес из пепла центр. Тогда бы он знал, как ему жить и что говорить.

Понятно, почему не может переступить через иллюзии прошлого Горбачев. Надежда на возможность обновленного Союза, на второе Ново-Огарево сохраняет ему политическую жизнь, а может быть, и больше. И, учитывая духовное состояние общества, эта стоическая, смелая вера Горбачева, что все можно начать сначала, оправданна. Горбачев всем своим политическим существованием обеспечивает постепенность распада, поддерживает иллюзию устойчивости, так нужную людям, когда никто не знает, что делать дальше, каким будет следующий шаг.

Но я не могу понять, почему боится правды Ельцин, почему он не может освободиться от идеологии ушедшей эпохи.  Неужели не ясно, что нельзя совместить начавшуюся борьбу за сильную, централизованную Россию, борьбу за собственность и власть в Москве с прежними надеждами сохранить Союз, где, по словам Ельцина, Россия не будет «ни старшим, ни младшим братом».

Создать самостоятельное суверенное государство из союза суверенных государств невозможно. Это все равно, что сапоги всмятку. Не меньшей иллюзией является и идея «Демократической России» воссоздать на месте бывшего Союза нечто подобное «Общему рынку», Европейскому сообществу. Идея быстрейшего распада «империи», за которую ратовали идеологи этого движения, была изначально несовместима с их же идеей будущего союза демократических советских государств. Тем и опасен нынешний стихийный распад Союза, что он ведет к консервации на значительной части территории СССР авторитарных коммунистических режимов. Последние события в Таджикистане еще раз это подтвердили. Только при сохранении цивилизованного и целостного Союза можно было обеспечить демократизацию Средней Азии.

Союз без всесоюзной собственности, без уважения к его Президенту, Конституции союзных учреждений, без общей союзной армии никому не нужен. Союз мог существовать только до тех пор, пока Россия существовала как объединяющее начало. Но выделившаяся из недр Союза Россия уже неотвратимо становится фактором разъединения. И это естественно. Равноправный политический или военный союз, к примеру, между крошечной Молдавией и гигантом РСФСР в принципе невозможен. Поэтому, естественно, к примеру, как только Молдавия станет самостоятельным государством, она предпочтет союзу с Россией союз с Румынией.

Честно говоря, Борису Николаевичу не позавидуешь. Эпоха Ельцина-борца, разрушителя осталась в прошлом. Настало время Ельцина-созидателя. Готов ли он к этой роли? Доказав Горбачеву и самому себе, что именно он является большим Президентом, разрушив в течение нескольких августовских дней остатки коммунистического центра, он взвалил на себя страшную, величайшую ответственность.

Настало время самого главного, последнего выбора. Или, опираясь на свою победу, идти до конца, превращая РСФСР в новое независимое государство со всеми вытекающими внутренними и внешними последствиями, или во имя сохранения надежд на Союз пожертвовать своей победой, отказаться от своей власти над центром, над его прежней собственностью. Выбор этот драматичен, ибо ни одно из возможных решений не сулит лично Борису Николаевичу ничего хорошего.

Выбор этот драматичен, ибо трудно, почти невозможно предвидеть возможные последствия каждого из этих двух решений. На каждой из двух возможных дорог существует множество непроходимых тупиков.

Логика истории и, конечно же, логика событий толкает российское руководство к окончательному немедленному оформлению своей победы, к реставрации на территории РСФСР разрушенного большевиками государства. Такое решение о реставрации российской государственности, конечно же, будет положительно воспринято патриотически настроенной интеллигенцией, будет способствовать росту российского национального самосознания. Ни одной из посткоммунистических стран не удалось обойтись без идеи возрождения национального государства. Первое из возможных решений может помочь выходу из идейного тупика, на первом этапе стимулировать патриотический энтузиазм. Но!

В этом случае Ельцину, российскому правительству придется взять на себя всю полноту ответственности за разрушенную российскую экономику, за благосостояние миллионов нищих, обездоленных людей. Как только страна, ее исторический центр распадется, на территорию РСФСР хлынут не только миллионы беженцев, но и миллиарды пустых рублей. Ельцину придется взять ответственность за последствия нынешней бандитской приватизации или же начать активную борьбу с ней. Ему придется взять ответственность за судьбу миллионов русских, которые не по своей воле оказались за границей своего национального государства, за границей новой России. Плюс ко всему неизбежный взрыв сепаратизма на территории РСФСР.

Распад СССР по нынешним внутренним границам не только ведет к гибели советской империи, но и к распаду исторического ядра государства. Многие, заселявшиеся на протяжении веков русскими территории сейчас оказались вне пределов нового российского государства. Как отзовется эта новая политическая реальность на настроениях российского населения, нетрудно предвидеть. Но это не самое страшное. Распад исторического ядра государства, как показал опыт 1918 года, имеет свою инерцию, свою логику. Еще не успеет Украина или Белоруссия окончательно отделиться от РСФСР, как мы станем свидетелями зарождения многих новых суверенных российских государств. Впрочем, уже стали. Московская «гаврилиада» уже завоевала полную независимость. Настало время возрождения Дальневосточной республики, Кубанской республики. Один бог знает, чем окончится для русских начавшийся праздник свободы и демократии. При таком развитии событий Ельцина ждет судьба Горбачева, судьба английской королевы, которая ничем не правит.

РСФСР не является метрополией, к примеру такой, какой являлась в Британской империи островная Англия. РСФСР – это сердце российской империи, место сосредоточения ее самых откровенных имперских завоеваний. Поэтому, сколько бы указов о государственной независимости бывших советских республик ни издавало правительство РСФСР, оно никогда не избавится от своего имперского первородства. Самым откровенным проявлением имперской политики России было покорение народов Северного Кавказа. Поэтому, оставаясь в рамках здравого смысла, трудно доказать осетинам или чеченцам, что у них меньше прав на Горское независимое государство, чем у молдаван, которые сами, спасаясь от турок, пришли в Россию.

И последнее. В условиях внутреннего и внешнего самораспада очень мало шансов превратить РСФСР в подлинно демократическое государство. Нетрудно предвидеть, что в условиях продолжающегося самораспада очень скоро маятник общественных настроений качнется в другую сторону, и под обстрелом на этот раз окажутся сами демократы.

Трагизм всей нашей ситуации, всей российской истории ХХ века состоит в том, что второй вариант развития событий, ориентирующийся на спасение исторического ядра государства, обеспечивающий главное и более глубокое развитие демократического процесса трудноосуществим, в сущности, из-за пустяка – из-за политических амбиций республиканских лидеров, вырвавшихся на поверхность политической жизни на волне парада суверенитетов. Трагедия нашей страны, ее народов, зарождающейся демократии состоит в том, что в сложившейся ситуации политическое лидерство можно было завоевать только призывами к разрушению, и прежде всего к разрушению своего государства. В одном случае эти «перестроечные» правила политической игры способствовали национальным интересам. Прибалтам такая политика очень помогла. Но русские от этой игры на разрушение центра только проиграли.

Все, что произошло в последний месяц, никак не вытекало из объективных интересов жителей РСФСР. Подавляющее большинство из них проголосовало за сохранению Союза. Не верьте тому, что белорусы, Восточная Украина, Казахстан, республики Средней Азии хотели отделения от России. Благополучие, духовны комфорт миллионов граждан нашей страны были принесены в жертву политической игре нескольких десятков московских интеллектуалов, определяющих российскую политику.

Все, что мы наблюдали в последний месяц после провала путча, происходило вопреки воле людей. Ельцин громил пошатнувшийся центр. Назарбаев объявил государственную независимость и неделимость Казахстана вопреки воле значительной, если не подавляющей части населения республики. Подавляющая часть депутатов Верховного Совета Украины, особенно коммунисты, не имели мандата голосовать за отделение Украины от России – ведь и на Украине во время референдума 70 процентов населения проголосовало за сохранение Союза.

Ничего демократического ни по содержанию, ни по форме в произошедшем распаде исторического ядра государства не было.

И ни в чем нельзя обвинять ни украинских, ни белорусских, ни казахских, ни азербайджанских парламентариев. После того как Ельцин, увлеченный победой, поддавшись инерции борьбы с Кремлем, объявил контроль над центром и его имуществом, разгромил все, что в сознании республик было символом государства, единственным спасением национального достоинства для других народов стало объявление полной государственной независимости. Иначе и украинцам, и казахам надо было согласиться с тем, что они народы второго сорта, что им не позволено то, что позволено великороссам. Понятно, что на подобное самоуничижение ни один народ не согласится.

В этой эмоциональной ситуации, чтобы спасти историческое ядро государства, русским, их руководителям надо прежде всего укротить свою гордыню и отступить на прежние республиканские позиции. Тем более что Назарбаев, надо отдать должное его мудрости, уже показал такой пример. Немедленно надо договориться с республиками о реформировании национальных гвардий, о совместной защите союзной собственности, о восстановлении единства вооруженных сил.

Нет никаких гарантий, что все эти шаги примирения в состоянии переломить ход событий, спасти остатки Союза. Но без «отступления» Ельцина вообщенет никаких шансов на сохранение Союза. В конце концов от таких шагов Россия не пострадает. После окончательного развода с республиками, если он неотвратим, будет время и для возрождения российской гвардии и всего, что нашей душе будет угодно. Но до тех пор, пока Украина не проголосовала за отделение от России, руководству Белого дома надо что-то делать. Почему бы не провести серьезное государственное совещание о ситуации, сложившейся в стране, о ее судьбах? Может быть, есть еще шанс? Может, стоит договориться и о воссоздании подлинной славяно-тюркской федерации, которая в равной мере, на равных правах была бы государством украинцев, русских, белорусов, казахов, всех тюркских народов. Неужели братоубийственная война в Югославии ничему не учит наших республиканских политиков? Ведь и в этой стране все начиналось с создания республиканских гвардий! Никто уже не присвоит личные заслуги Ельцина в освобождении России от коммунизма. Но зачем отказываться от последней возможности спасти свое государство, противостоять тотальному распаду, последствий которого никто из нас не знает?

Конечно, трудно советовать что-то руководителям, тем более победителям. Единственное, что можно с уверенностью посоветовать Ельцину в этой драматической ситуации, так это не делать того, что ни в коем случае делать нельзя.

Наверное, ему ни в коем случае нельзя отступать от собственного, провозглашенного им принципа суверенитета, полной государственной независимости советских республик, благодаря которому он получил признание и популярность.

Республики вправе не воспользоваться этой, предоставленной им русскими демократами возможностью, вправе жить в Союзе вместе с другими народами. В конце концов, никто – ни Бог, ни история, ни ценности демократии – не вправе заставить расходиться те народы, которые столетия живут вместе. Демократическое насилие московских разделителей ничуть не благороднее насилия империалистов. Но теперь, после всего, что уже произошло, никто не вправе принуждать насильно эти народы к жизни в Союзе.

Российские политики и их советники должны понимать, что, провозгласив суверенитет РСФСР как целостного государственного образования, они тем самым сами признали правомочность всех других межреспубликанских границ. Если свята и неделима РСФСР, то почему не должна быть свята и неделима Украина? Если вы берете на себя ответственность воссоздавать Россию в большевистских границах, то почему не имеют права на эти же большевистские границы Украина, Казахстан?

Речь уже в данном случае не идет о моральном авторитете Ельцина как политика, а о моральном и политическом авторитете миллионов российских избирателей, избравших его Президентом. В любой ситуации, как бы самораспад ни зашел далеко, россиянам, всем нам, надо выйти чистыми из этой игры, не брать на себя грех насильников и обманщиков. Демократы, которые в последние недели вспомнили о ленинском искусстве смены лозунгов, должны понимать, что они втягивают миллионы российских избирателей в тяжкое политическое преступление. Демократических империализм ничем не лучше ни царского, ни российского.

И, наконец, самое главное и последнее. Не надо российскому руководству, Президенту РСФСР брать на себя непосильную ношу и величайшую ответственность за сам народ, за всех нас, граждан РСФСР. В конце концов ни у Ельцина, ни у российских депутатов нет мандата на самороспуск старой, большой России. В сложившейся ситуации единственный выход – провести как можно быстрее референдум о дальнейших судьбах РСФСР. Надо выяснить, к чему стремятся в этих условиях россияне. Или к окончательному оформлению РСФСР в самостоятельное независимое государство, или оно, российское население, уполномочивает свое руководство делать все возможное для подписания Союзного договора. Одновременно надо немедленно проводить Учредительный съезд народов России и на нем решить вопрос о природе нового государства, о правах всех народов. РСФСР ни в каком случае не может стать национальным государством, каким стала Польша, прибалтийские республики.

Этот референдум может стать первым шагом к преодолению политической невменяемости значительной части избирателей, которая таит в себе угрозу новых, еще более тяжких испытаний. Сейчас решается уже не вопрос Союза или СССР, а судьба российского народа. Если он в этой критической ситуации не найдет в себе мужества мысли и мужества здравого смысла, то он просто пропал, испарился в угаре самоуничтожения.

«Известия»,01.10.1991 г.

Comments are closed.